kajaleksei (kajaleksei) wrote,
kajaleksei
kajaleksei

Categories:

О "сталинских" репрессиях (Право быть неправым 3)

Сталин.jpg

 Добро, должно быть, с кулаками,
С хвостом и острыми рогами,
С копытами и с бородой.
Колючей шерстию покрыто,
Огнем дыша, бия копытом,
Оно придет и за тобой!
Ты слышишь - вот оно шагает,
С клыков на землю яд стекает,
Хвост гневно хлещет по бокам.
Добро, зловеще завывая,
Рогами тучи задевая, 
Всё ближе подползает к нам!

 Тебе ж, читатель мой капризный,
Носитель духа гуманизма,
Желаю я Добра - и пусть
При встрече с ним мой стих ты вспомнишь,
И вот тогда глухую полночь
Прорежет жуткий крик: «На помощь!»
А дальше - чавканье и хруст…

(пародия на стих Станислава Куняева)

Сразу хочу оговориться, что не считаю слово "репрессии", в данном контексте, абсолютно правильным, но сейчас оно уже стало неотрывным от описываемых процессов. И его смысл, соответствующим образом, тоже изменился, превратившись фактически в имя собственное для обозначения рассматриваемого исторического явления. Поэтому, его использование здесь считаю вполне оправданным.

Когда писал заметку об ошибках Сталина, то ожидал, что некоторые вопросы могут вызвать неприятие, но никак не думал, что кто-то может возмутиться упоминанием, среди ошибок именно репрессий. Причем, для антисталинистов (и левых, и правых) здесь все предельно ясно, Сталин был тираном, злодеем и негодяем, который, чтобы удержаться у власти и/или из врожденной кровожадности, стремился убить как можно больше людей. Единственное, что могло их возмутить, что я считаю эти события не злодейством, а именно ошибкой.

Но, когда как бы сталинисты начинают доказывать, что:

1. Репрессии были абсолютно верным решением и исторической необходимостью (их невозможно было избежать).

2. Никаких репрессий не было, была планомерная борьба с разнообразными врагами народа (и поделом им всем).

3. Ошибки может и были, да, но говорить об этом не надо, чтобы не давать лишний повод для критики антисталинистам.

4. В любом случае, лично Сталин был ни при чем, потому что не был формальным главой государства.

Это вызывает некоторое удивление. Особенно п.1. Дело в том, что:

1. Политические репрессии (особенно, их жестокость и масштабы) составляют львиную долю всех оснований антикоммунистической пропаганды (причем, с точки зрения убедительности для широких масс, это добрых 2/3, а то и 9/10 всей буржуазной пропаганды). Так ли уж были необходимы и неизбежны эти сотни тысяч расстрелянных? Тем более, с учетом известных последствий? Настаивая на их безусловной правильности, одновременно, коммунисты-сталинисты как бы признают для себя такой образ действий принципиально верным и допустимым в будущем.

2. Большинство обывателей отпугивают от коммунизма именно мифы буржуазной пропаганды, преувеличивающие и демонизирующие факты репрессий. Мало того, даже многие коммунисты предвзято относятся к Сталину и многим достижениям Советской власти именно из-за их как бы замаранности в крови "невинных жертв". Поэтому, оправдание гражданского (политического) террора коммунистами (особенно, уже после победы революции, в мирное время), вызывает у здравомыслящих людей искренний ужас, как бы обещая повторение чего-нибудь подобного в светлом коммунистическом будущем.

3. Причем, благодаря естественным процессам, доля населения, которая имеет среди предков подвергшихся репрессиям, непрерывно растет. Можно ожидать, что через пару поколений практически все россияне будут иметь репрессированных предков. Поэтому, численность тех, кто примеривает репрессии на себя, искренне считает обиженным советской властью, с каждым годом будет только больше. А значит, фантазии антисталинистов о 100500 тысяч миллионов жертв сталинских репрессий будут выглядеть еще убедительнее.

4. Правые сталинисты с удовольствием поддерживают идею политического террора, в рамках мечтаемого ими фашизма он как раз к месту. Причем, буржуи с радостью готовятся отправлять в новый Гулаг миллионы россиян, под флагом... сталинизма. Как бы забывая, что главной целью Сталина было построение коммунизма, и именно в рамках борьбы с врагами народа проводились репрессии, а не против народа, на благо кучки жадных буржуинов и их прихвостней.

5. Об этом редко упоминают, как левые, так и правые сталинисты, но реабилитация пострадавших от репрессий происходила и при Сталине (хотя, тогда делали это избирательно, тщательно расследуя каждый случай в отдельности), особенно масштабно проводилась реабилитация в 1939-40 годах (были реабилитированы десятки тысяч человек). Кстати, забавно, но многих палачей 20-х годов репрессировали в 30-е, затем, репрессировали и палачей 30-х годов (явно, не за добросовестность), а при Хрущеве, и многих палачей, и их жертв, и тех, и других, и третьих, всех вместе реабилитировали, как жертв "сталинских" репрессий (причем, оправдывали почти без разбора, даже явных уголовников и тех, кто пострадал вполне заслуженно).

6. По крайней мере часть организаторов репрессий была репрессирована за их чрезмерность и бесконтрольность. Т.е. именно за то, что пострадали невинные люди (в том числе). Что означало фактическое признание и исправление допущенных ошибок, в том числе, и самим Сталиным. Одно это уже делает безусловное оправдание репрессий коммунистами (признание их безошибочным и безальтернативным решением), тем более, всех скопом, практически невозможным. Кстати, некоторые из них до сих пор не реабилитированы, что подтверждает и факт признания ошибок и работу над ними...

7. Буржуазная пропаганда считает репрессии не ошибкой, но осознанным злодейством. Причем, свойственным не только Сталину лично, но и коммунистам вообще. Поэтому мнение об ошибочности действий Сталина, ее никак не устраивает, даже более того, именно оголтелая поддержка правильности "сталинских репрессий" со стороны коммунистов их удовлетворяет, как нельзя лучше. Потому что дает буржуям все основания обвинять коммунистов (и коммунизм  в целом) в том, в чем они заведомо не виновны. Превращая их, в массовом сознании, в жестоких и кровожадных чудовищ, и отпугивая потенциальных сторонников возможностью (и даже неизбежностью) будущей кровавой бани от собратьев по оружию ("Революция пожирает своих детей" и т.д.).

8. Другой вопрос, мог ли Сталин предвидеть отдаленные последствия репрессий. Сейчас это совсем не очевидно. В принципе, осознавая движение человечества в целом в направлении роста гуманизма, можно было понять, что в будущем даже оправданная жестокость будет осуждаться потомками. С другой стороны, гуманизм по отношению к преступникам, это зверство по отношению к их жертвам (уже состоявшимся и возможным будущим). Поэтому, решения о репрессиях могли приниматься вполне осознанно, несмотря на возможные последствия.

9. Не думаю, что наивную демагогию о непричастности Сталина к управлению государством имеет смысл обсуждать. Это глупость настолько масштабна, что и так очевидна для всех (случаи, когда фактическими руководителями государств становятся люди, занимающие странные должности, изредка, но происходят, в этом нет ничего удивительного).

Таким образом, с позиции сегодняшнего дня, репрессии (особенно их масштабы и жестокость, которые были действительно велики, даже если отбросить преувеличения от буржуазных мифотворцев), являются явной ошибкой. Поскольку, возглавлял страну Сталин, то это, в первую очередь, именно его ошибка. И это вовсе не обвинение, поскольку в тех условиях, с тем опытом, который был у него, такое решение могло показаться (и являлось) самым лучшим (а то и единственно верным), но это вовсе не значит, что оно выглядит таким же правильным и сейчас. Тем более, это не значит, что мы должны соглашаться с его правильностью. И это не значит, что принимая достижения Сталина, и планируя применить их в будущем, мы должны одобрять и планировать повторение всех его ошибок.

Признание ошибок Сталина (в том числе, и в первую очередь, в части репрессий), позволяет от них отмежеваться и полностью использовать его практический опыт построения коммунизма (лучшее из того, что у нас есть сейчас), освободив и очистив от обвинений антисталинистов. Позволит более эффективно бороться против троцкистов, которые бьют антисталинизмом по коммунизму, превращая его в пустую утопию (а то, и в антиутопию).

Коммунистам надо наконец отделить мух от котлет, четко уяснить самим себе, и убедить в этом всех остальных, что Сталин, в первую очередь, это не репрессии, а всесторонние развитие страны невиданными в мировой истории темпами. И происходило это вовсе не благодаря репрессиям, а параллельно, и, в какой-то степени, вопреки им. Тех же результатов можно (и нужно) было достигнуть и без массовых расстрелов. И что в будущем коммунисты планируют перенимать сталинский опыт именно в области экономики и управления, а не в части деятельности карательных органов.

Забавно, но больше всех признание безошибочности Сталина, превращения его образа в святой и непогрешимый символ веры, устраивает именно антисталинистов, как явных, так и скрытых. Если явные антисталинисты, утверждая безошибочность Сталина, настаивают на его злодейских намерениях (хотел убивать, и убивал) и используют это не только против самого Сталина лично, но и против коммунизма вообще, то скрытые антисталинисты используют принцип его непогрешимости, для того, чтобы использовать в своих интересах именно его ошибки, чтобы вырвать из контекста и оправдать на будущее, прикрыть его именем, масштабные антинародные репрессии. Для всех антисталинистов (и антикоммунистов) жизненно важно, весь сталинский опыт строительства коммунизма слить в одно неделимое целое, чтобы очевидные успехи всестороннего развития страны никак нельзя было отделить от Гулага и расстрелов... Чтобы никто и никогда не решился им воспользоваться. Таким образом, каждый, утверждающий, что Сталин всегда был прав и никаких ошибок не допускал, почти наверняка, скрытый антисталинист (и явный антикоммунист, если только не обыкновенный дурак).

Впрочем, устраивает "тиранический и кровожадный" Сталин и правых "сталинистов" (фашистов, фактически), которым крайне удобно прикрывать свои мечты о людоедских антинародных репрессиях именем Сталина.

Теперь, о причинах репрессий и о том, почему они проявились именно в такой форме (конспирологично, потому что правды уже не узнать):

1. Почти все руководство страны (тем более, его карательных органов) прошли через суровые испытания революционных битв и гражданской войны. А многие оттуда даже и не вернулись (в душе, остались там навсегда). Поэтому рассматривали расстрелы, именно как проявление гуманизма к жертвам преступников (прошлым и, потенциальным, будущим). Никаких сомнений в справедливости и правильности расстрелов у них не возникало и не могло возникнуть.

2. Все репрессии совершались по законам того времени, которые принимались и утверждались коллегиально, уполномоченными на это структурами и органами, представлявшими интересы народа. Это вовсе не значит, что Сталин не мог бы вмешаться и изменить их содержание, если бы захотел. Но, и формально, и по сути, на все это была воля народа. А народ в любой стране, обладает максимально возможной легитимностью и имеет полное право распоряжаться судьбой любых своих представителей, как ему угодно (это не утверждает безошибочность Сталина, но полностью снимает с него вину за репрессии).

3. Масштабы репрессий в СССР практически не выходили за пределы обычаев того времени. Во многих странах, и до и после, происходило (и происходит) нечто подобное (и даже гораздо хуже). Тем не менее, оправдывать массовые репрессии в социалистической стране тем, что нечто подобное происходило в капиталистических странах, это примерно то же самое, что оправдывать наличие котлов с кипящей серой в раю, тем, что они есть и в аду.

4. Бюрократические структуры в сталинском СССР (как и сейчас) существенно искажали, как управленческие распоряжения, и отчасти блокировали обратную связь (путем фальсификация отчетности, очковтирательства и приписок). Таким образом, решения власти направленные против врагов народа, зачастую били именно по тем, для защиты которых предназначались, а благодаря искаженной системе обратной связи, понимание этого факта, и до руководства государства, и до общества в целом, доходило далеко не сразу и не всегда.

5. По крайней мере одной из причин репрессий (некоторых из них), могла быть острая межклановая борьба в рамках самой партии. Когда противоречия между внутренними группировками достигли высшей степени накала и проявились таким образом. Не исключено, что Сталин решил не вмешиваться в эти битвы, чтобы его враги сами истребляли друг друга, а не объединились против него. И это могло быть правильным решением.

Поэтому, "сталинские" репрессии, с точки зрения общества и государства, были справедливыми, правильными и совершенно законными. Их ошибочность, в свете негативных последствий, стала понятной только в исторической ретроспективе (и, в первую очередь, даже не для страны, а именно для коммунистов). Т.е. эта ошибка относится к той самой категории ошибок, которые должны обнаруживать историки, чтобы никогда больше их не повторять. О вине (именно о вине, а не ошибке) Сталина здесь даже речи идти не может. Кстати, когда говорят, что "история учит тому, что ничему не учит", то надо ясно понимать, что вина за это лежит именно на историках. Которые исторические ошибки зачастую просто "не замечают", а если замечают, то неправильно интерпретируют, в угоду политическому заказу, господствующему классу и/или кормящей руке.

Несколько интересных (подвернувшихся под руку) публикаций, полезных для понимания темы сталинизма:

1. Альфред Козинг "Сталинизм" (полностью)

2. Сталинские реформы образования

3. Троцкизм

4. Троцкизм ч.1 и ч.2

5. Ленин против Сталина

6. Сталин против Ленина

7. Работа над ошибками ч.1 и ч.2

8. Сталинская индустриализация

9. Почему Россия не может забывать...

10. Интервью для товарищей

11. Идеологическая уловка

 

Tags: 2017, СССР, Сталин, миф, политика, репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →